Previous Entry Share Next Entry
Искусство называться искусством
Ангелочек
hansomia
the-art-of-video-games-exhibit

Недавно один му...парень написал книженцию на вечную тему “игры – искусство ли это?”, выразив предоставленную ему богатую тему не менее богатой своей фантазией и отметая в сторону все здравые рассуждения “о жизни, вселенной и вообще”.
Потому что главный посыл его книги заключается в том, что игры (в отличие от того же кино), можно назвать только крайне “неэффективным” видом искусства. Хотя, внимательно читая про понятие искусства как такового, можно сказать, что оно – “итог выражения внутреннего или внешнего мира в художественном образе”. В более широком смысле это – “мастерство, продукт которого доставляет эстетическое удовольтствие”.
Эстетическое удовольствие мне доставляет картина, висящая на стене, музыка, играющая в моем плеере, хорошее интересное кино. Игры, несомненно, тоже сюда относятся. Но автор и не старается опровергнуть действительное (куда ж опровергать признанный всеми факт), а просто досадно замечает, что вот, дескать, игры, при всем своем “искусстве”, все равно обладают рядом промахов, одним из которых считает “абсурдность происходящего”.
Например, придираясь к Last of Us, он утверждает, что “крафтинг ножей из клейкой ленты и лезвий” или “постоянные ползания с доской для перехода на ту или иную сторону” и есть те самые абсурдные моменты, благодаря которым сложно воспринимать игры как часть искусства. Потому что, как говаривал Станиславский, “не верю и все тут”. Но, отрываясь на игровых условностях (а они есть в каждой игре), автор не видит того, что на этих условностях и построено все искусство вообще.

ARCADE

Условности (инструменты) есть практически в каждом виде искусства. Музыка к слову состоит из всего семи нот; кино из разнообразных ситуаций и шаблонов, применяемых в том или ином жанре. Так почему же играм – искусству вовлечения в сам процесс создания эстетического удовольствия, тоже не страдать этими условностями. Мы же не ругаем шутеры за их излишнюю прямолинейность, не пускаемся во все тяжкие, если в ролевых играх герой не может перепрыгнуть даже самое маленькое препятствие, не вопим во все горло, что из кучи бесплолезного хлама при всем желании невозможно создать бластер. Почему? Да потому что мы мало-помалу сами вовлекаемся в игровой процесс (геймплей) с головой. А тогда уже неважно, что в последнем Безумном Максе или Метал Гир Солиде главный герой прыгает, как будто он инвалид с ожогами третьей степени (Максу еще простительно – по канону у него скоба на ноге), неважно, что прыгая на голову противника, ты убиваешь его, неважно, что летя в стог сена с высоты нескольких километров, потом ты выскакиваешь из него жив-живехонек. Мы примиряемся с этими условностями и живем там, в тех мирах, примеряем на себя великие роли и вершим великие судьбы. И именно вот это...получение от игр (продукта мастерства) неоспоримого, неисчислимого эстетического удовольствия, наоборот, возносит их вверх на вершину искусства как такового.

?

Log in